Информационно-Аналитический
Портал

Евкуров о ситуации в Ингушетии:Обстановка у нас контролируемая. Просто люди – небезразличные
Автор: ingnews.ru   
02.11.2018 11:00

Глава Ингушетии,генерал-майор,Герой России дал обозревателю «КП» Александру Гамову честный комментарий о митинговых страстях в республике.
— Алло, Юнус-Бек! Ну, наконец-то!
Спасибо, что сами мне вот перезвонили. А то я уже три дня не могу до вас дозвониться…
— Привет, Саш! Что ты хотел?
— Да такой вот сперва — очень важный вопрос… Мои друзья, мои родственники, мои фанаты, которые являются и вашими фанатами тоже, за вас болеют… Они спрашивают, как у вас дела, как настроение, как здоровье? Потому что они все знают, что вы кашляли одно время. (Глава республики, пока в Магасе шли митинги, на ногах перенес серьезную простуду.) Отвечайте, что передать?
— Настроение рабочее. Кашлять чуть-чуть продолжаю. Но такой кашель уже, остаточные явления.
Ну, и обстановка у нас контролируемая…
— Некоторые предлагают вам прислать что-нибудь — чтобы окончательно вылечиться. А моя супруга сварила варенье из таких вот ягод, которые заживляющие — и для души, и от простуды… Может, передать баночку облепихи?
— Настоящие друзья присылают, а не спрашивают. (смеется) Поэтому — делай выводы.
— Извините. Все, передам!

«Кризиса нет»

— Теперь вопрос такой. Много говорилось вот об этой ситуации, которая сложилась в Ингушетии последние недели. Это можно назвать кризисом? Или — нет? И сколько вообще процентов населения во все это втянуто?
— Ну, во-первых, не будем называть это кризисом. Это ни в коей мере не кризис. Это раз.
Второе. Это я больше назвал бы фактором таким, — что людям небезразлично то, что происходит, и — любые решения. Не говорю про ту часть организаторов этих акций, которые заинтересованы, преследуют свои личные корыстные интересы (кашляет).
Ну, и плюс — я бы ни в коем случае не называл процент, потому что, если 1 процент – это все-таки население республики, жители республики. И мы должны считаться со всеми мнениями. Поэтому считать, какой процент больше или меньше, — мне кажется, это даже вредно. И неправильно по отношению к жителям. Такое мое убеждение.
— Вот так?
— Да! Ну, давай это не будем говорить — это некрасиво. Неполиткорректно. Это не тема Евкурова. Поэтому давай не будем…
— Не продолжаем, короче… Вам, значит, дорог каждый…

«Звонок президента — большой плюс»

— И еще вот такой вопрос возникает у моих друзей. Вы так лояльно относитесь к своим оппонентам… Это потому, что вам Владимир Путин звонил? (Президент России две недели назад по телефону подробно обсудил с главой Ингушетии ситуацию в республике. — А.Г.) Или вы сами так просто — по душе такой человек?
— Во-первых, конечно — это большой плюс, что имеем мнение президента в плане того, что любые вот эти митинговые вещи — они должны заканчиваться мирным путем, а не силовыми действиями. Это — раз.
Второе. Я на протяжении десяти лет, работая главой республики, и на протяжении многих лет, служа в армии, всегда понимал, что есть та часть, категория, которая недовольна, есть люди, у которых есть свои амбиции, которые хотят по-другому себя реализовать, которые идут в оппозицию. И со всеми бороться силовыми методами, а не демократическим путем, — это дороже обходится. Мировая практика показывает, что «не демократия» не имеет такой перспективы в дальнейшем. Это решение сиюминутное. Сегодня задержали, посадили, — а что дальше?

Сегодня есть те же организаторы митингов, они известны, десять лет я их вижу, еще до меня они были и этим занимались. Они известны всем жителям республики. У них есть свои взгляды. И их не надо сильно бояться. Конечно, правоохранительные органы будут жестко пресекать их действия, и делают это, если за рамки закона выходят уже. Сегодня есть административное наказание, есть протоколы, есть предупреждения, есть представления…. Все должно быть в рамках закона. Это мое твердое убеждение, я всегда на это ссылался и говорил об этом. И в данной ситуации такой подход — тоже не исключение. Дело, Саш, не в том, что Евкуров лоялен или не лоялен (кашляет), а дело в том, что я все-таки стараюсь сам, как бы мне ни хотелось, не переступать закон.
— «Как бы мне ни хотелось» — это я все же зачеркну, уберу. Ладно, Юнус-Бек?
— Ну, убери… Как хочешь. Хотя — я бы не стал сильно править меня на твоем месте. Не злоупотребляй, ладно! Так — честнее…
— Ну, ладно, хорошо. Уговорил.

«В Конституционный суд России пока не ходил»

— А вот после решений Конституционного суда республики, в котором далеко не все тейпы участвовали, — дальше-то ваши какие шаги? Вы в Конституционный суд России собираетесь обратиться?  — Во-первых, Конституционный суд (Республики Ингушетия. — А.Г.) принял решение, которое не отменяет закон уже принятый, а которое не согласно с решением и соглашением. Дальше процедура такая… Правительство республики, чтобы исполнить это решение республиканского Конституционного суда, оно обязано его исполнить, обращается в течение месяца в наш парламент с предложением реализовать это решение. И парламент в течение трех месяцев должен точку поставить над этим действом. Я же, как глава республики, имею право обратиться в верхнюю инстанцию – в Конституционный суд Российской Федерации. Обратиться туда, чтобы они уже поставили точку…
— Вы будете туда обращаться?
— Это — пока вопрос. Я не хочу сейчас обсуждать решение Конституционного суда республики, как бы оно мне нравилось или не нравилось, но решение уже состоялось. Поэтому здесь тоже будет неполиткорректно. Тем не менее, я всегда говорил и буду говорить, и сейчас повторяю, что то решение, которое состоялось, то соглашение (по пересмотру границы между Чечней и Ингушетией. — А.Г.), которое мы подписали с главой Чеченской Республики, тот закон, который состоялся, — это историческая страница нашей республики, в том числе наших взаимоотношений.  И я уверен, что мы на правильном пути. И я буду эту позицию до конца отстаивать.
Значит, пока в Конституционный суд России вы не будете обращаться?
— Я пока про это не говорил бы.
Ладно, тогда об этом заканчиваем…

«Социальные программы не рухнут, люди не пострадают»

— Юнус-Бек, а вот все эти программы социальные… Я их посмотрел, там целый набор объектов — на миллионы, если не на миллиарды рублей, которые вы пробили, в хорошем смысле, и через правительство, и через министерства, и по просвещению, и медицине в том числе, и так далее… Вот эти все программы не пострадают из-за того, что вы 60 % своего рабочего времени тратите на, в хорошем смысле опять-таки, на убеждение, на работу с людьми? Вот эти все ваши наработки, которые вы не за год, не за два, а за десять лет сделали, наладили контакты, — это все не рухнет, не пострадает?
— Насчет рухнет… Не рухнет – это точно. Это раз.  Во-вторых, эти госпрограммы, в том числе и в рамках национальных проектов, в рамках выполнения Указов Президента России, федеральные и другие программы, — они, конечно, будут работать, они действуют и мы продолжим их реализовывать. И объекты строятся, и за этим жесткий контроль есть.
То есть, митинги здесь никак не отразились…
— Здесь, единственное, страдает инвестиционная привлекательность. Те организаторы вот этих акций, они в какой-то степени оторвались от жизни.
— В каком плане?
— Мы долго-долго, десять лет! — «чистили» республику от всяких там вещей, которые там — и по терроризму, и по экстремизму, и по обстановке тяжелой… Потом мы показали республику всем, — что мы в состоянии проводить любые мероприятия, у нас безопасно.  И вот митинговые страсти… Конечно, они в какой-то степени нас затормозили. И на полтора-два шага назад отодвинули. Здесь надо работу проводить с инвесторами, снова надо работать. Вот здесь это есть. Имиджевая составляющая республики… Надо ее снова налаживать.  А остальное там – для выполнения общих задач, которые в плане стоят, это рабочие моменты.

«Организаторы митингов провокаций не допустили»

— Но ведь вы же показали лицо республики не только в России, вас здесь очень многие увидели, поверили, что терроризма нет, курорты развиваются. Вы же вышли и на международный уровень и участвовали в различных мероприятиях, связанных с приездом зарубежных высоких гостей. Вас президент Путин приглашал, когда принимал в Москве руководителей ряда государств…  — Конечно, это масштабная работа была. Но опять же, ничего страшного. Потому что мы — отказавшись с самого начала от силовой составляющей — ушли вообще от столкновений. И здесь — в том числе — надо отдать должное и организаторам митинговых страстей, как бы кто там ни провоцировал, и сами организаторы тоже ушли от провокаций по отношению к власти, силовым подразделениям.  Поэтому, будем считать, что это тоже — как пример для многих регионов, как можно провести такие мероприятия без крови, без столкновений, вот таким мирным путем.  А дальше — уже процесс работает профилактический, который мы должны проводить.
— Ваша семья как все эти передряги переживает?
— Нет, все нормально, все в рабочем режиме.
Вы сейчас все равно кашляете… Я же слышу. Я тогда вам — баночку варенья. Как, — мне туда, прямо в Магас ее привезти или как, куда мне эту баночку?
— Ты в Москве там передай — сам знаешь, куда. А мне передадут, не волнуйся.
Все, сегодня-завтра. Сколько вам литров?
— Литр достаточно. (смеется)
(В этот же день корреспондент «Комсомолки» отправил — куда положено — чтобы передали Юнус-Беку Евкурову две банки варенья — облепихового и малинового, а также банку меда.)
Сейчас потеплело в республике, я так понял? Во всех смыслах, правильно?
— Все нормально, все по плану.
Я вас обнимаю.
— Давай…

ИСТОЧНИК: МК

Добавьтe Ваш комментарий

Ваше имя (псевдоним):
Комментарий (Вы можете использовать здесь HTML-теги):